Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок

Леонардо Дель Вечио

 

Для кого то он  царь, просто царь - очков, для кого то Леонардо Второй, приравненный к гению Возрождения – Леонардо Да Винчи. Некоторые до сих пор зовут его «Мистер Никто» из-за того, что каким бы успешным ни был его бизнес, сам он предпочитал оставаться в тени. И все это про уникального человека - Леонардо Дель Вечио, который является основателем и председателем компании Luxottica Group – признанный мировой лидер по разработке новых дизайнов и продажам очковых оправ и солнцезащитных очков. И если название Luxottica вам, может быть, ничего не скажет, то уж бренд очков Ray Ban, Oakley или Persol вы знаете наверняка. Дель Вечио владеет 73% акций компании и состоянием в 15,3 миллиарда долларов. Торговая сеть Luxottica выросла и развилась только благодаря энергии ее владельца, его деловым качествам и личному энтузиазму.


Детство.

Детство Леонарда никак нельзя назвать безоблачным. Леонардо Дель Вечио родился в1935 году в Милане, в бедной семье. Он рос в семье без отца, и в семь лет очутился в сиротском приюте, его мать не имела постоянной работы, а воспитывать нужно было пятерых детей. В послевоенное голодное время дети начинали рано работать, чтобы помогать семье. Так и Лео уже в 14 лет оказался на заводе пресс-форм для автозапчастей в качестве подмастера.  Лео научился обрабатывать металл - придавать ему форму, полировать… Пальцы его были тонкими, но сильными. Даже с самыми мелкими деталями он расправлялся быстрее всех. «Ах, Леонардо, тебе бы с такой хваткой зубы вставлять!» - хохмил мастер. Он и не догадывался, что Лео и в самом деле подумывал о том, чтобы начать собственное дело. Правда, не имеющее ровным счетом ничего общего ни со вставными челюстями, ни с изготовлением автодеталей, ему хотелось попробовать сделать очки.  Решающую роль в выборе собственного дела сыграл сакраментальный вопрос - «Где очки?» - с этого начинал каждый новый день служитель монастыря сиротского приюта города Агордо. В этом маленьком городке все пять тысяч жителей, за исключением стариков и детей, занимались производством очков. В соседней провинции Беллуно, что у подножия Альп, традиционно выпускалось до 90 % итальянских оптических изделий. Тут и оправы, и стекла… Правда, большинство оправ изготовляли из некрасивого желтоватого пластика. Целлулоид - скучно, непрочно, да и опасно: материал горючий. Из металла тоже делали, например, велосипеды, но не оправы. А тут его, Леонардовы, задумки…


Собственное дело

Дель Вечио подумал о том, что послевоенные очки – это уже не просто «костыль» для глаз, но модный аксессуар. Нищета 45–53-го годов сменилась нуворишеством. А где богачи – там и мода. Леонардо видел, насколько быстро поднимаются миланские швейные фирмы, многие из которых становятся настоящими fashion houses. Причем вкупе с платьями и юбками разрабатывают модели шарфов, сумочек, туфель, перчаток. А почему бы к ним не добавить очки? Леонардо решил попробовать. Свою первую оправу Леонардо Дель Вечио разработал и сделал в девятнадцать лет. Несколько лет он трудился в чужих лавках, а затем решил начать собственное дело. Понял: в оптическом ремесле с его огромной конкуренцией и большим количеством производителей победить, способен только тот, у кого есть своя стратегия. Большинство беллунских мастеров работало раздельно: одни ремесленники делали оправы, другие - дужки, третьи - непосредственно оптику, четвертые занимались сборкой. Кто-то специализировался на пластике, кто-то - на металлических оправах. При такой пестроте запускать на рынок новые модели, не говоря уже о целых коллекциях, было делом необычайно долгим и трудным. Так после длительных подготовительных работ в 1961 году в Агордо родилась компания Luxottica, где вначале работало 10 человек, но в отличие от производителей, работавших по старинке, компания сама производила все составляющие очков и специализировалась на супермодных моделях. Постепенно Леонардо Дель Вечио расширил спектр процессов, пока не получил производственную структуру, способную выпускать готовые очки. 1969-й год стал поворотным в истории фирмы – компания начала выпуск первой модели очков под брендом 'Luxottica' (оказавшейся очень успешной!) и, таким образом, из производителя по контракту превратилась в независимого производителя.


Успех

В 1971 году синьор Леонардо представил свою продукцию на MIDO - Международной выставке оптики в Милане. Это был прорыв. "Наш продукт оказался инновационным потому, что был законченным в рамках только одного производителя, - вспоминал об этом успехе Дель Вечио - закупщики-оптовики взяли у нас товар по самым заманчивым ценам. Они не верили, что высококачественные изделия могут быть такими доступными".

Дель Вечио понимал, что для того чтобы удержаться на волне успеха, ему потребуется нечто большее, чем просто завод, на котором все делается. Нужна еще и лаборатория по совершенствованию методов производства и офтальмологическим исследованиям. Не просто сотрудничество с ведущими медицинскими центрами, но собственные врачи, которые бы работали исключительно на компанию. Результатом появления нового подразделения стала всеядность Luxottica: фирме было все равно, какие модели производить для близоруких, для дальнозорких, солнечные – очки в любом контексте получались высококлассными. А система вертикальной интеграции, по которой в одних руках сосредотачивалась власть над частями единого целого, позволяла Леонардо пристально отслеживать все стадии процесса появления новой марки очков, мгновенно отсеивать неудачные модели и не скупиться на дизайнерские нововведения. Он был тем единственным человеком, который мог притормозить любую стадию процесса, если что-то, по его мнению, шло не так эффективно, как ему хотелось, или, наоборот, ускорить удачное начало. А дальше Luxottica приняла под свое крыло распространителей Scarrone, чтобы и за продажами следить. То есть все, начиная от замысла, заканчивая магазинным прилавком, находилось под контролем Дель Вечио. Тут, понятное дело, нужно было обладать не только хорошей коммерческой хваткой, но и умением просчитывать на много ходов вперед действия противников и свою собственную стратегию. Мало того: нужен был незаурядный вкус, который – вместе с предыдущими умениями – у главы фирмы имелся. О чем мир в самом скором времени узнал: медленно, но верно все торговые сети – сначала в Европе, затем в Африке, а потом и в Южной (Северная присоединилась вместе с Китаем позже) Америке, – работавшие с оптикой, перешли в руки владельца Luxottica. Но впереди была еще одна гениальная задумка…


Бренды

Дель Вечио сделал еще один гениальный ход. Все дело в том, что покупатель хочет иметь на носу не просто очки, а самые лучшие очки. Качеством бог Luxottica не обидел, но вот престижа в ношении этой марки не было никакого. Весь мир знал Ray-Ban и Chanel, Versace и Donna Karan – и, разумеется, модники и модницы всего мира мечтали о том, чтобы все в их гардеробе было подобрано под единый стиль. И чтобы значки брендов на всем, что они носили, были одинаковыми: платье, сумочка и очки – от Dolce & Gabbana, например. Но производителям модной одежды не хватало времени на производство своих собственных аксессуаров, поэтому сумочки делал Луи Вуиттон. А очки?.. Значит, он, Леонардо, первым поженит высокое качество беллунских очков с модными лейблами парижских и миланских домов моды. Пусть его продукция будет дороже товаров конкурентов, зато она станет продаваться под знаком золоченых лейблов. В конце концов, разве не за принадлежность к клубу избранных обыватель готов платить? А владельцам раскрученных брендов невыгодно самим заниматься разработкой дизайна и производством очков. Гораздо рациональнее поручить это специалистам. Первым в коллекции знаменитостей стал Джорджо Армани, несколько месяцев принимавший решение, но в 1988 году заключив лицензионное соглашение с финансовой группой Delfin SARL, в которую к тому времени входил концерн Luxottica. Дальше– дело техники:

1989-й – Byblos, Gennyи Giugiaro;

1990-й – Valentino и Vogue;

1991-й– Yves Saint Laurent и Oliver;

1993-й – Emporio Armani и Tacchini;

1995-й– Persol, Moschino и Web;

1996-й – Bvlgari;

1998-й – Ferragamo и Ungaro;

1999-й– Chanel;

2003-й – Prada и Versace;

2005-й– Donna Karan и DKNY;

2006-й – Dolce & Gabbana и Burberry;

2007-й – Polo Ralph Lauren;

2008-й – Tiffany;

2009-й – Stella McCartney.

C начала 90-х Леонардо Второй присматривался к американскому рынку, самому большому в мире. И в 1995 году нанес выверенный удар: приобрел US Shoe Corporation, владельца LensCrafters, сети из почти 900 магазинов оптики, разбросанных по всей территории Штатов. Кстати, именно фирма LensCrafters первой в мире ввела новый вид услуги - изготовление очков на заказ в течение часа.

В 1999 году Дель Вечио нанес второй мощнейший удар по американскому рынку: он приобрел в собственность знаменитую марку Ray-Ban – символ послевоенного поколения модников. Изначально бренд «Рэй-Бан» был собственностью американской компании Bausch & Lomb Inc. и долгое время являлся её визитной карточкой. Сама компания существовала с середины 19-го века и помимо очков выпускала множество разных видов товаров от высокоточной оптики до средств гигиены. Научный задел в оптике позволил фирме также по-научному подходить и к изготовлению линз для очков. Бизнес в области солнцезащитных очков достаточно нестабилен, так как зависит не столько от качества линз и оправ, сколько от модных тенденций на их форму и цвет. В середине 1990-х годов из-за перепроизводства и изменений моды у «Рэй-Бан» начался спад продаж. Конкуренты Luxottica, Bollé и Oakley с их разноцветными, узкими и обтекаемыми очками, ориентированными на молодёжную и спортивную аудиторию, начали сильно теснить ветерана рынка. Bausch & Lomb старалась исправить ситуацию, как созданием собственных очков обтекаемой формы, так и покупкой небольших фирм, делающих подобные новомодные тогда очки. Этот обычный и неоднократно повторявшийся в истории Рэй-Бан кризис можно было переждать, изменить товарную линейку, провести новую рекламную кампанию: имя, безупречная репутация и склонность к научным изысканиям в создании очковых линз позволили бы в будущем наверстать доходы. Но Bausch & Lomb именно тогда совершила ряд новых дорогих приобретений, имела большие долги и только начинала полномасштабное производство предметов офтальмологии. Инвесторы получали низкие доходы, нервничали, курс акций компании неоднократно снижался. Чтобы достроить и сохранить с трудом созданную империю контактных линз, Bausch & Lomb решила пожертвовать свои 40% мирового производства солнцезащитных очков премиум-класса: в 1999 году пакет торговых марок «Ray-Ban», «Arnette», «Killer Loop» и «Revo» был продан итальянской компании Luxottica за 640 миллионов долларов. После покупки бренда «Рэй-Бан» компания Luxottica с целью снижения издержек перенесла производство солнцезащитных очков из США в Италию.

Интересно, что Oakley, конкуренцию, с которой в 1990-е годы не выдержал «Рэй-Бан», сегодня тоже принадлежит Luxottica: в 2007 году этот бренд был продан прежними хозяевами за огромную сумму 2,1 миллиарда долларов. Прежде два злых конкурента теперь работают на одну корпорацию, согласованно выпуская разные типы очков, не мешая друг другу.


Luxottica Group

Работу, которая идет на предприятиях Luxottica, сложно переоценить: для изготовления всего лишь одной единственной пары очков необходимо около 170 непростых операций. В 1995 году Luxottica производила в день 70 тысяч оправ, а в год - до 15 миллионов. К 1999 году производительность выросла до 81 тысячи оправ в день! Пример работоспособности для своих сотрудников являл сам патрон, проводивший на производстве до 20 часов в сутки, практически не знавший отдыха. Исключением был один летний месяц, который он традиционно проводил во Франции, в курортном местечке Болье под Ниццей.

Luxottica Group является лидером в дизайне, производстве и распространении всех видов оптики для глаз. В результате уверенного роста по итогам 2011 года, продажи компании достигли рекордного уровня в 6,2 млрд. евро, а чистая прибыль компании выросла до 452,3 млн. евро. 130 стран находятся под властью Luxottica Group, 30 брендов выпускают очки на заводах компании, где трудится по итогам 2011 года 65 тысяч человек. И они его искренне любят и едва ли не боготворят: работники тоже имеют долю в доходах компании: в 1990 году акции Luxottica стоили всего доллар девяносто, а сейчас – уже 25 долларов за штуку. Предприятия Luxottica славятся своими высокими зарплатами, бесплатными столовыми и социальными гарантиями.

Идеи изготовления красивых оправ для очков превратились в огромную империю, которая имеет сотни производств в Америке, Италии, Китае, России, которые выпускают теперь не только оправы, но и различные аксессуары к очкам, защитные и оптические линзы. Именно Дель Веккио начал внедрять в производство очков самые новые технологии, новые материалы, новые способы их обработки. Он не боится рисковать, потому что риск Luxottica всегда максимально выверен, а название корпорации превратилось в синоним слова «роскошь».

Успех компании основан не только на блестящем владении современными коммерческими технологиями, но и на глубоком уважении к традициям итальянской оптической промышленности и к творческому наследию дизайнеров очковой оптики.

С этими традициями можно ознакомиться в музее очков Museo Luxottica в Агордо. Там собраны модели очков и других приборов для коррекции зрения со всего мира – из Италии, Франции, Индии, Англии, Голландии – начиная с XVII века. Безусловно, эта коллекция служит одним из источников вдохновения для дизайнеров компании Luxottica, которые работают в тесном сотрудничестве с дизайнерами модных домов, что позволяет каждой лицензионной коллекции от Luxottica сохранять свой узнаваемый стиль и индивидуальность.

За пределами работы

Леонардо женат, у него 6 детей. Он, кавалер труда, одно время увлекался политикой. Несколько лет был даже советником в местном муниципалитете от левоцентристов. Но затем предпочел политическим играм воспитание дочери Маризы (она, кстати, руководит, сейчас, Музеем очков) и биржевые «горки». Сегодня компания, основанная Леонардо Дель Вечио, продолжает уверенно расти и активно участвует в благотворительности, являясь основателем OneSight-инициативы помогающей нуждающимся во всем мире видеть лучше. С 1988-го года компания помогла 8 миллионам человек по всему миру: было открыто 4 глазных клиники в Северной Америке, 1 клиника в Мексике, а так же компания ежегодно учреждает гранты для слабовидящих детей в размере 40 000 долларов.