Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок

Ингвар Кампрад - шведский предприниматель, считается одним из богатейших людей мира. Основатель компании IKEA, сети магазинов торгующих товарами для дома.

 

Ингвар Кампрад хотел, чтобы люди по всему миру смогли покупать красивую мебель и предметы интерьера, и это стремление превратилось в миссию. Если бы не IKEA, для большинства людей современный дизайн в доме был бы недоступен. Ингвар Кампрад человек, оказавший наиболее сильное влияние на вкусы потребителей. В Швеции говорят, что IKEA и Кампрад сделали для общества больше, чем многие политики…

Ингвар Кампрад родился 30 марта 1926 года в маленькой провинции Смаландия в южной Швеции в городе Эльмхульт. Биографы Кампрада считают, что увлечение торговлей передалось Ингвару по наследству. Но в 1897 году фирма, которой владел дед будущего миллиардера, оказалась на грани банкротства. Глава семьи не смог заплатить по закладной и покончил жизнь самоубийством. Но бабушке Ингвара удалось спасти дело. Так она научила внука «силой воли и трудом» побеждать обстоятельства.

«Моя бабушка Франциска, или, как мы все называли ее, Фанни, оказывала огромное влияние не только на меня, но и на всю семью. Она была очень умной женщиной, хотя и простого происхождения».

Люди, близко знакомые с Ингваром Кампрадом, утверждают, что это блестящий маркетолог, умнейший человек, который никогда не ошибается. Действительно, стратегию Кампрада изучали и изучают крупнейшие предприниматели со всего мира. Хотя, как лукаво говорит сам Кампрад, он — недоучка. И это правда — он никогда не учился в университете (в школе преподаватели долго не могли научить его читать). Однако в 1945 году Кампрад стал выпускником высшей коммерческой школы в Гётеборге — и это стало его единственным профессиональным образованием. Отсутствие университетского диплома Кампраду всегда заменял энтузиазм. Как-то он заметил:

«Если вы, работая, не испытываете неисправимого энтузиазма — считайте, что по крайней мере треть вашей жизни пошла насмарку».

Первые торговые сделки молодой Кампрад совершил в детстве: он приобретал оптом карандаши и спички, которые затем в несколько раз дороже перепродавал одноклассникам. За время учебы Ингвар умудрился перепробовать множество занятий, от торговли рыбой до продажи рождественских открыток. Это и стало настоящей школой. Бизнесу он не обучался, книг по этой теме не читал. Но, то, что мы знаем сегодня – компания IKEA появилось благодаря личному опыту и внимательности основателя.

«В области бизнеса, думаю, я несколько отличался от других, потому что начал проявлять деловую активность очень рано. Моя тетя помогла мне купить первую сотню коробков со спичками на так называемой распродаже «88 эре» в Стокгольме. Вся упаковка стоила 88 эре, и тетя даже не взяла с меня плату за почтовую пересылку. После этого я продал спички по цене два-три эре за коробок, а некоторые даже по 5 эре. Я до сих пор помню то приятное ощущение, которое испытал, получив свою первую прибыль. В то время мне было не больше пяти лет».

Основание IKEA

Деньги будущий предприниматель откладывал. Пока школьные друзья прожигали жизнь на футбольном поле и свиданиях с девочками, Кампрад размышлял над тем, как расширить дело. И уже в 17 лет (в 1943 году), добавив к накопленному капиталу деньги, занятые у отца (тот, правда, был уверен, что дает сыну деньги на учебу), открыл собственную фирму — IKEA. Акроним IKEA составлен из его собственных инициалов (IK) названия семейной фермы Elmtaryd (E) и Agunnaryd (A) — названия ближайшей деревни. Интересно, что IKEA была основана лишь для того, чтобы не испортить отношения с поставщиком, который требовал «официальности» в бизнесе. В виду отсутствия денег и молодого возраста 17-летний Ингвар не смог зарегистрировать свою компанию. Для осуществления был привлечен отец Ингвара, на которого и была зарегистрирована фирма. «К сожалению, у меня было много поражений. Весьма печально, что первые неудачи мало чему меня научили. Напротив, я продолжал наступать на одни и те же грабли. Отец часто говорил мне: «Ингвар, ты слишком доверчивый. Ничего из тебя не выйдет».

Сначала компания не имела никакого отношения к мебели. Кампрад продавал всякую мелочь — от канцелярских принадлежностей до уцененных чулок. В какой-то момент он выпустил небольшой самодельный каталог своих товаров и начал принимать заказы по почте. Самую большую проблему — доставки — Ингвар решил просто, договорившись с местным молочником, развозившим каждый день молоко по округе.

Далее внимание молодого предпринимателя привлекает особенность жизни в Швеции: здесь мебель для большинства людей является предметом роскоши, из-за слишком высоких цен. В 1948 году Ингвару Кампраду приходит идея — заняться торговлей мебели. Он вспоминал - «Guimars Fabriker из Альвесты, который был моим главным конкурентом, уже давно продавал мебель в Kagnuit. Я прочитал их рекламу в сельскохозяйственной газете, которую выписывал отец, и решил тоже попробовать себя в этом деле. Таким образом, торговля мебелью, которой я занялся по чистой случайности и исключительно ради того, чтобы утереть нос своим конкурентам, определила мою дальнейшую судьбу».

Разузнав, где можно приобрести самую дешёвую мебель, Ингвар договаривается с мелкими мебельными производителями. В ассортименте его магазина появляется две модели – кофейный столик и кресло без подлокотника. Кресло Кампрад назвал «Рут». С тех пор, у каждой вещи в магазине было свое имя. Звучащие на шведский манер названия товаров, продаваемых в ИКЕА, придумывал сам владелец компании, из-за его неспособности запоминать числовые артикулы.

В тоже время зарождается несколько немаловажных бизнес – принципов Кампрада. Он стал распространять среди своих покупателей небольшую брошюру, которая носила название «Новости IKEA». Именно эта брошюра стала прообразом современного каталога ИКЕА. Молодой предприниматель сразу делает ориентировку на покупателей со средними и малыми доходами. Уже тогда он пришел к своей знаменитой формуле: «Чем продать 60 стульев по высокой цене, лучше снизить цену и продать 600 стульев».

 В начале 50-х годов Ингвар Кампрад приобретает старый заводик в Швеции, что позволило поставить на поток производство ещё более дешёвой мебели для своих магазинов. Это был нонсенс для страны, где мебель всегда считалась недешевым товаром. Столь рисковый ход не мог остаться незамеченным для конкурентов. Кампраду объявили бойкот. Национальная шведская ассоциация продавцов мебели была столь возмущена низкими ценами, установленными в магазинах ИКЕА, что уговорила ведущих лесозаготовителей прекратить всякое сотрудничество с брендом IKEA. Возможно, для другого бизнесмена такой поворот мог стать трагическим, но не для Ингвара Кампрада и не для бренда ИКЕА. Любая проблема и её решение – это лишь новые витки развития компании. В итоге предпринимателю пришлось сделать необычный в то время для шведского бизнеса шаг: он стал приобретать часть компонентов, необходимых для сборки мебели, «по дешевке» у польских поставщиков. Так основатель IKEA заложил будущую стратегию фирмы — размещать заказы на товар в тех странах, где это стоит дешевле. «Проблемы дают потрясающие шансы. Когда нам запрещали покупать ту же мебель, что производилась для других, мы начали придумывать собственный дизайн, и у нас появился свой стиль. Когда мы лишились поставщиков в своей стране, перед нами открылся весь мир».

Поиск баланса между снижением издержек, низкими ценами и высокой прибылью стал одной из основных задач Кампрада. Он всегда считал, что от его деятельности хорошо должно быть всем — и ему, и покупателям. В противном случае долгая и активная деятельность невозможна. Это же его убеждение заставило его очень серьезно отнестись к качеству товаров. Еще на заре его бизнеса, когда продажа осуществлялась только посредством каталогов, конкуренция привела к тому, что участники рынка увлеклись демпингом. И цена на товар понижалась во многом за счет качества этого товара. Люди разочаровывались, предприниматели теряли клиентов, в том числе и основатель Икеа, которого завалило жалобами. Ингвар Кампрад вспоминал это время так: «Тогда я понял, что качество тоже имеет значение. Осознание этого заставило меня сделать выводы и пойти иным путем». Он пошел против течения и не только стал пристально следить за качеством, но и решил открыть демонстрационный зал, куда могли прийти покупатели, чтобы оценить мебель и аксессуары до того, как решиться на покупку. Первый мебельный магазин ИКЕА был открыт в 1953-м. Чтобы заманить будущих клиентов на презентацию магазина, юный предприниматель пообещал каждому, кто придет на открытие, кофе с булочкой. Каково же было его изумление, когда это скромное мероприятие собрало гостей больше тысячи человек! Первая презентация в этот день чуть было не стала последней. Тем не менее кофе с булочкой получили все. А идею быстрого питания прямо в магазине предприниматель запомнил (прошло время, и каждый магазин ИКЕА получил свой обязательный ресторан).

А через пять лет появился магазин площадью 6700 квадратных метров, более или мене напоминавший то, что мы видим сегодня под огромными буквами ИКЕА. Изначально фирменный цвет ИКЕА был красно-белым. Теперь вся сеть ИКЕА, без исключения, окрашена в желто-синие — национальные цвета Швеции. В этот период Ингвар Кампрад уже не был чудо-ребенком из Смоланда. Он превратился в уверенного в себе, холеного и опасного конкурента, чьи методы иногда воспринимались с презрением и недовольством.

В начале 60-х Кампрад совершил познавательную поездку в Америку. Там он впервые увидел магазины, торгующие по системе Cash&Carry. Когда IKEA открывала в 1963 году большой магазин под Стокгольмом, там было многое устроено с учетом американского опыта, правда, творчески переработанного. Во-первых, это был пригород: цены на землю там намного ниже, да и есть место для парковки автомобиля. Во-вторых, чтобы снизить затраты на транспортировку, компания заказывала разборную мебель, где каждая деталь помещалась в плоскую упаковку. Так было легче и дешевле их перевозить. Собирать же мебель должны были сами покупатели.

В 1969 году компания открыла магазин в Дании и построила распределительный центр в Эльмхульте. Последний шаг с точки зрения здравого смысла, не бесспорный. Где найдется столько покупателей в захолустье? Но Ингвар знал, что в Швеции начался автомобильный бум. И понял, что за серьезными покупками люди готовы ехать хоть за тридевять земель. Для поощрения клиентов в магазине IKEA стали продаваться багажники на крышу автомашин. Разумеется, по бросовой цене. Благодаря такой политике оборот компании за один год вырос в два раза.

Сам магазин, получивший название Kungens Kurva, по внешнему виду напоминал нью-йоркский музей Гуггенхайма, который очень приглянулся Кампраду. Однако при его открытиии Ингвар Кампрад не учёл один момент – возможной нехватки товара на полках магазина. Огромное количество людей, буквально подчистую, смели продукцию бренда ИКЕА с полок магазина. Тридцать тысяч шведов непременно хотели купить себе обстановку по низким ценам. В магазине, хотя и таком большом, не нашлось столько товара. Кампрад принял единственно верное в данной ситуации решение — запустить покупателей на склад.  Так, совершенно случайно, компания ИКЕА нашла формулу успеха, которая обеспечила прибыль корпорации на многие годы. Магазин-склад, именно то, что необходимо современному покупателю. Именно с Kungens Kurva стиль работы компании определился окончательно и навсегда. Теперь каждый мебельный магазин IKEA — это своеобразный выставочный центр. Где показываются не только диваны и шкафы, но и любые мелочи быта: скатерти, занавески, покрывала, полотенца и подсвечники. Причем размещено все это так, как и должно быть в реальной жизни. Таким образом, посетитель магазина может осмотреть сначала десять детских комнат подряд, а потом двадцать пять столовых или гостиных и так далее. Прикинув, как та или иная модель смотрится в настоящем интерьере, и, выбрав подходящую, покупатель должен идти за ней на склад. В удобных упаковках он транспортирует мебельную единицу к себе домой и там самостоятельно ее собирает, читая понятные и толковые инструкции.

Кампрад создал то, что мы сегодня понимаем как «шведский стиль» — удобный, рациональный и недорогой выбор товаров для дома. Идея была тоже на поверхности: продать не просто журнальный столик, но и настольную лампу к нему, и кресло, и небольшой диван… Предложенные товары были не предметами роскоши - их можно было приобрести для любого жилья экономического класса. Его идеи как нельзя лучше совпали тогда с идеями социально ориентированного общества, с «народным домом», где не было места излишней роскоши. Кампрад гордится, когда его сравнивают с Генри Фордом: он считает, что, как и Форд, “сделал доступными для большинства населения товары, которые раньше относились к предметам роскоши”.

Международный рынок

После такого успеха у себя на родине IKEA ничего не оставалось, как осваивать зарубежные рынки сбыта. Решения принимались спонтанно. Например, глава компании долго мялся: открывать ли магазин в Швейцарии? Страна была известна своими консервативными вкусами, к тому же там хорошо развернулись две местные сети мебельных магазинов. Но однажды Кампрад, прогуливаясь по Цюриху, подслушал разговор одной молодой пары. «Красивое кресло!» — сказала молодая женщина, глядя на витрину. «Но для нас оно пока не по карману. Давай его купим в следующем году», — ответил ей муж. Этот эпизод решил все дело. И вскоре IKEA появилась в Швейцарии (в 1973 году). А потом и в Германии, Австрии, Великобритании, США. Фактически, кроме Африки и Азии, сейчас IKEA присутствует везде, в том числе и в Китае. Но больше всего продаж ей обеспечивает именно европейский рынок.

В 1976 году началось освоение Нового Света — магазин IKEA появился в Канаде. В 1981 году фирма открыла первый магазин в Париже. Сейчас во Франции 10 магазинов IKEA, и она опередила Швецию по доле продаж. Правда, у дешевой шведской мебели во Франции специфическая репутация. Французы извиняются перед гостями: «Мы купили мебель в IKEA — у нас сейчас туго с деньгами».

С начала 90-х компания активно работает и в Восточной Европе. В Россию шведы пришли по приглашению Николая Рыжкова. Будучи в 1990 году в Швеции с официальным визитом, тогдашний председатель правительства СССР высказал пожелание, чтобы IKEA закупала продукцию у российских мебельщиков. Представители компании побывали в тогда еще советской стране и решили, что идея вполне здравая. Однако строительство фирменного гипермаркета началось только в 1997 году на участке Ленинградского шоссе, а открытие состоялось в 2000 году. Первый московский мегамолл (150 тыс. м², инвестиции — $200 млн) начал работу в конце 2002 года. Комплекс объединил в одном здании более 250 магазинов товаров и услуг, не только формируя глобальный шопинг-центр, но и принося IKEA прибыль от сдачи в аренду торговых площадей. Сегодня компания работает примерно с 30 российскими фабриками, разбросанными по всей стране, а ее магазины есть практически во всех крупных российских городах. «Мои капиталовложения в России стали едва ли не самым ярким примером того, как я умею терпеть фиаско.  В наших планах не было никакой ошибки. Однако наша собственная нерасторопность в сочетании с активностью русской мафии и непреодолимой советской бюрократией все пустили под откос. По данным финансового отчета, мы потеряли около 12,5-15,5 миллиона долларов. Однако я не считаю что это потерянное время».

Состояние Ингвара Кампрада по данным Forbes на 2008 год оценивалось в 23 миллиарда долларов, но почему-то в 2011 году тот же Forbes оценил гиганта мебельной индустрии всего в 6 миллиардов, при этом назвав его главным неудачником года. Но уже по данным на 5 марта 2012 год Ингвар входит в пятерку самых богатых европейцев, а его состояние оценили более чем в 40 миллиардов долларов.

«ИКЕА не идеальна. Меня очень раздражает наш статус лучшей компании в мире. Еще есть куда расти — мы не достигли идеала».

 

Семья 

При поддержке семьи этот человек стал бизнесменом еще в юности, когда его сверстники проводили время на танцах. Его первыми покупателями были ближайшие родственники: мать, отец, бабушка и тети. Он мог опереться на них, рассчитывать на их помощь, когда его бизнес стал разрастаться и нужно было кому-то упаковывать посылки, отвечать на телефонные звонки или разбираться с жалобами. Его дом стал офисом, а офис превратился в дом. Ферма превратилась для мальчика в деловое предприятие, где отец вел повседневные дела, а мама готовила кофе. Так семья стала фирмой, поэтому нет ничего удивительного в том, что впоследствии он начал относиться к своей фирме как к семье.

«Моя мама была настоящей скромной героиней. Она заболела раком, когда ей еще не исполнилось пятидесяти, и умерла в возрасте пятидесяти трех лет, когда мне было 37. Спустя несколько лет я основал фонд для исследования раковых заболеваний. Бизнесмены из Эльмхульта перечисляют в этот фонд пожертвования каждое Рождество».

С первой женой Керстин Уодлинг, Ингвар развелся, не прожив и три года.

«Мы поженились очень рано. Моя жена работала секретарем на шведском радио. Мы провели вместе несколько счастливых лет, и Керстин очень помогала мне в первые годы. Но ей не слишком нравилось то, что все силы я отдавал работе и фирме. Ей хотелось другой жизни. Так постепенно мы начали отдаляться друг от друга. Мы думали, что это происходит из-за того, что у нас нет детей. Тогда мы удочерили маленькую шведскую девочку в надежде, что она сблизит нас. Но это была лишь непродолжительная отсрочка. Когда мы наконец решили разойтись, я воспринял это как личную неудачу.   После развода жена потребовала так много, что даже ее адвокат был удивлен. В конце концов, мы сошлись на разумной сумме, но от всего этого у меня остался неприятный осадок. Вскоре жена заболела и через несколько лет умерла от последствий перенесенного в молодости туберкулеза. Я долгое время не виделся с дочерью, и я мог только думать о ней. Теперь мы снова общаемся. Она вышла замуж и живет со своим мужем, который работает в строительной фирме».

Таким образом, 1950-е были годами личной драмы и коммерческого успеха, полной погруженности в бизнес и поисками новой половины. Последнее удалось осуществить во время путешествия в Италию, где Ингвар встретил молодую учительницу Маргарету Стеннерт. Они поженились в 1963 году, а в 1964-м родился их первый сын Питер.

Из родной Швеции он сбежал еще в 1976 году. Теперь он вместе с семьей живет в швейцарской Лозанне. Причина этого проста: налог с прибыли и подоходный налог в Швеции одни из самых больших в мире и доходят до 70%. В одном из своих интервью Ингвар посетовал, что в Швеции его долгие годы обвиняли в наживе за счет народа. Теперь Кампрад живет сам по себе, а шведский народ остался в Швеции.

У Ингвара Кампрада трое сыновей. Все они — наследники. Но на протяжении последних лет престарелый Кампрад не очень торопился передать им свою империю. Еще недавно все были уверены, что он отлучил детей от громадного наследства. Каждый из них работает в ИКЕА. Каждый получит какую-то долю. Но к руководству концерном Кампрад до последнего времени не подпускал никого. «Втроем руководить концерном нельзя, — объяснял Ингвар Кампрад. — Отдав же предпочтение одному, я погублю свое детище междоусобной борьбой сыновей». И все же дети есть дети. Не так давно мировые средства массовой информации облетела новость, что основатель мебельной империи все же уходит на покой и решился доверить свое сокровище детям. Но как же будут делиться отцовские миллиарды? Как же старые опасения Кампрада, что борьба детей может развалить созданный им мир? Старый Ингвар предусмотрел и это. Отвечая на вопрос, кто является владельцем фонда Ingka, которому принадлежит ИКЕА, Кампрад сказал: «Члены семьи входят в совет директоров фонда и имеют возможность решать много вопросов, касающихся будущего компании. Но они никогда не могут взять деньги из средств компании. Моей семье принадлежит небольшая компания IKANO, и они могут получать деньги только от ее деятельности. Потому что деньги разрушают людей и не дают ответ на вопрос — как стать счастливее. Вы должны хорошо кушать, спать и иметь все необходимое. На это у моей семьи достаточно средств».

Умение ценить деньги Кампрад привил сыновьям. Младший из них, Матиас, вспоминает, как, будучи студентом, корчевал на каникулах лес в усадьбе родителей. Причем отец платил ему за труд меньше, чем наемным рабочим. После учебы Матиас на общих основаниях поступил на работу в один из торговых центров ИКЕА. «Моя первоначальная зарплата была настолько маленькой, что иногда нам с женой приходилось «бедствовать» — выручали только дешевые обеды в кафе ИКЕА», — с улыбкой вспоминает он.

О феноменальной скупости и умении экономить Ингвара Кампарда ходят легенды. В командировках Кампрад живет в трехзвездочных отелях, за завтраком (особенно когда тот входит в стоимость проживания) наедается «до отвала», чтобы хватило до конца дня, а если все же приходится оплачивать питание из своего кармана, миллиардер ходит в дешевые ресторанчики и даже якобы покупает гамбургеры. Посещая во время командировок различные страны, он редко ездит на такси, предпочитая общественный транспорт, где, как объясняет друзьям, «можно узнать вкусы народа». При поездках на поезде Кампрад покупает билеты только во второй класс, сам носит багаж, приобретает на распродажах дешевую одежду, а лучшим отпуском считает путешествие на велосипеде по Швеции. «Как я могу требовать бережливости от людей, которые на меня работают, если буду проводить время в роскоши и комфорте», — объясняет он. «Быть успешным лидером означает подавать хороший пример. Я — пример для всех сотрудников ИКЕА. Перед тем, как потратить деньги на себя, я думаю, смог бы себе это позволить рядовой работник моей компании или нет».

Основатель поражает окружающих внешней скромностью и поучает: «Деньги портят человека. Они должны использоваться как ресурсы для инвестиций, а не как средство удовлетворения прихотей». Экономность Кампрада — не кокетство, заигрывание с народом — дескать, я ничуть не лучше вас. Это жизненное кредо и одновременно — часть философии IKEA. «Каждая крона — это крона», — любит приговаривать Кампрад, то есть «копейка рубль бережет».

Безусловно феноменальный успех IKEA неразрывно связан с личностью ее основателя. Некоторые даже утверждают, что IKEA держится исключительно на Кампраде и преданной «старой гвардии», носителях IKEA-культуры. И хотя его взрослые дети принимают участие в управлении, без главного «пастора» компания лишится своего шарма. «Папа Ингвар» до сих пор присутствует на открытиях, инспектирует действующие магазины, интересуясь всем — от организации торговли до стоимости обеда для сотрудников. Ингвар Кампрад прост в общении, любит неожиданно появиться среди сотрудников, переброситься парой фраз, а то и устроить лекцию, которую обычно слушают, затаив дыхание. Этот человек умудряется передавать слушателям свое горение. По словам Кристофера Барлетта, профессора Harvard Business School, «когда говорит Кампрад, все вокруг наэлектризованы».

«Меня часто спрашивают, мог ли я в молодости предвидеть успехи, которых достигла ИКЕА. Конечно нет, хотя мои юношеские мечты были и смелыми, и масштабными. Мне было суждено посвятить жизнь доказательству того, что хорошая и функциональная вещь не обязательно должна быть дорогостоящей. Это справедливо и сегодня. Нам предстоит пройти еще очень долгий путь, или, как я уже много раз писал и говорил в заключение сотен речей: Мы все еще в начале пути. Великолепное будущее!»

Правила жизни Ингвара Кампрада

  • Главное в управлении — это любовь. Если вы не завоюете симпатии людей, вы не сможете ничего им продать.
  • Не ошибается только тот, кто спит.
  • У меня репутация скупердяя, и я очень ей горжусь.
  • Время — ваш главный ресурс. За 10 минут можно очень многое сделать. Потерянные 10 минут уже никогда не вернуть.
  • Главный секрет удачного бизнеса — это простота и здравый смысл.
  • Мы ставим на главные менеджерские позиции женщин. Так как именно женщины решают все в доме.
  • Слово «невозможно» должно быть навсегда удалено из вашего словаря.
  • Счастье не в том, чтобы достичь цели, а в том, чтобы всегда быть на пути к ней.
  • Я не очень-то люблю тратить деньги, я кто-то вроде шведского шотландца.
  • Семья — это фирма, а фирма — это семья. 
  • Самый эффективный метод — собственный пример.
  • Я думаю, без неудач вы не сможете достигнуть цели.
  • Страх перед ошибками — корень бюрократии и враг развития.
  • Что хорошо для наших потребителей, то, в конечном счете, хорошо и для нас.
  • Это проблема и проклятье лидерства — люди всегда думают о себе. Даже если ты приглашаешь их поговорить, то подсознательно выбираешь тех, от кого можешь услышать определенные вещи. И тогда разговор не получается абсолютно честным и объективным.
  •  Изменить к лучшему свою жизнь — это значит освободиться от статусов и условностей, стать более свободными людьми. Мы хотим, чтобы наше имя ассоциировалось с таким подходом.
  •  Я до сих пор горжусь тем, что умею доить корову и косить траву.
  •  У меня сохранилась привычка всегда спрашивать при совершении покупки, не могу ли я получить свой товар немного дешевле.
  •  Мне до сих пор очень приятно заниматься бизнесом. Но еще большее удовольствие я испытываю, когда у меня рождаются новые идеи, и я умудряюсь убеждать других, что эти идеи можно реализовать.
  •  Демон внутри меня говорит, что нужно еще так много сделать… Я никогда не удовлетворен. Что-то подсказывает мне, что сделанное мною сегодня нужно улучшить завтра.
  •  Я долго не мог научиться не доверять людям. Но сегодня я говорю: не полагайтесь на рукопожатие. Все договоры заключайте только письменно…
  •  Давным-давно я усвоил одно старое правило: сокращение продаж на 1% влечет за собой сокращение доходов на 10%.
  •  Осведомленность о затратах на всех уровнях является для нас почти маниакальной страстью. Каждая крона, которую можно сэкономить, должна быть сэкономлена.
  •  Больше всего меня беспокоит, что мы можем успокоиться, остановиться на достигнутом.
  •  У нашей компании есть свои незыблемые принципы. Один из них заключается в том, что мы никогда не платим взятки.
  •  Лучше быть немного скупым, чем швыряться деньгами. 
  •  Мне уже 76 лет, неужели мне нужно, чтобы мой гроб изнутри был выложен тысячедолларовыми купюрами?
  •  У меня нет вкуса. Я бы не смог обставить собственную комнату. 
  •  Моя самая дерзкая мечта — чтобы однажды к руководству пришли женщины.
  •  С моим авторитетом я могу говорить любые глупости, и меня никто не остановит. 

 

 Материал подготовила Екатерина Почтовая.