Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок

23 марта 1924 года в Далласе родилась девочка, которой в будущем было суждено стать изобретательницей жидкой бумаги. В России Liquid Paper жидкой бумагой практически никто не называет, говорят «корректор», «коррекционный карандаш», а уж имя изобретательницы знают единицы. Говорят, на ошибках учатся. Но, оказывается, благодаря собственным ошибкам можно сделать неплохую карьеру и сколотить внушительный капитал. Именно так и произошло с маленькой американской секретаршей Бетти Грэм, которая  ничего такого изобретать не собиралась — она  мечтала стать художницей.

 
 

Бетти не очень-то любила свою работу. Во-первых, она была маленькой и упитанной, что считалось чуть ли не таким же профнедостатком, как близорукость для летчика-испытателя. Во-вторых, она постоянно делала опечатки, так что ей приходилось перепечатывать целые страницы. В-третьих, Бетти мечтала быть домохозяйкой, печь пироги и ухаживать за фиалками во дворе воображаемого загородного домика.

    Мечты сбываются. Вскоре Бетти вышла замуж за капитана Ворена Несмиса, родила сына и была вполне довольна своим статусом домашней хозяйки. Казалось, на этом ее карьера и закончилась. История умалчивает, как развивались отношения молодых. Видимо, не очень благоприятно, иначе через пару лет совместной жизни Бетти не заявила бы, что разлюбила супруга и в 1946 году она бросила своего капитана. Все, что осталось в наследство от семейной жизни, уместилось в небольшой чемодан. Не считая малолетнего Майкла, которого мамаша забрала с собой. Прощаясь с Бетти, капитан Несмис позволил себе несколько крепких морских выражений и прощальное напутствие: "Это роковая ошибка, которую тебе уже никогда не исправить!" Тогда он вряд ли мог оценить пророческую иронию этих слов.

    Бетти осталась без крыши над головой и с сущими грошами в кармане. Вначале 1950-х у Бетт скончался отец, оставивший ей в наследство недвижимость в Далласе и вскоре Бетт вместе с сыном, матерью и сестрой переехали в Даллас. После долгих поисков подходящей работы она, наконец, наткнулась на объявление в одной из местных газет: "В нотариальную контору требуется секретарша. Умение обращаться с эл. пиш. маш. 55 слов в минуту минимум". Это ей подходило. Единственное, о чем волновалась Бетти, была потеря квалификации, она и раньше делала массу опечаток. Неудобством ранних электрических печатных машинок - новое по тем временам творение IBM - было довольно сложное исправление ошибок. Ленты из углеродистой плёнки не давали возможности стереть опечатки при помощи ластика. Попытки исправить опечатки заканчивались протертой до дыр бумагой и нагоняем от начальства, требовавшего безупречного вида документов.

    Опасения Бетти оправдались: на новом месте она работала в привычном режиме, то бишь, напечатав документ минут за десять, четверть часа проводила за исправлением бесчисленных опечаток. В первую же неделю она чуть не лишилась работы, когда вместо lawful ("законная") напечатала в доверенности awful ("ужасная"). Поскольку речь шла о жене начальника, разгорелся скандал. Впрочем, Бетти пожалели.

    До материального изобилия матери-одиночки было безнадежно далеко: заработанного едва хватало на скудную жизнь, так что она часто оставалась на службе по вечерам. Сын Майкл целыми днями был предоставлен самому себе. В конце концов, это плохо кончилось. Один знакомый военный подарил ему на день рождения маленькую сигнальную ракету. Драгоценный подарок взорвался у мальчика в руках, серьезно повредив пальцы. Но, как говорится, нет худа без добра. Майкл решил тренировать покалеченные пальцы, играя на гитаре, и вскоре полюбил ее без памяти. В отличника он не превратился, зато перестал шататься по улицам, а все свободное время проводил с гитарой, начал сам сочинять стихи и класть их на музыку. Тогда он еще не был легендарным Майклом Несмисом из Monkees, но уже снискал бешеную популярность в своем районе.

    А мать будущей рок-звезды продолжала ежедневно выполнять печатную норму и перевыполнять "опечатную". Во время подработки в банке, когда Бетт красила окна, ей пришла в голову идея, что неправильно написанные буквы можно не стирать, а закрашивать. Воплотить задуманное в жизнь женщина решила с помощью средства, хорошо знакомого многим художникам — обычной акварели-темперы. Несмит принесла краски и кисть на работу и начала экспериментировать с исправлением опечаток. Бетт в течение 5 лет тайно использовала своё изобретение в работе. В улучшении состава красящей жидкости помогал школьный учитель химии её сына. Не все из начальства Бетт одобрительно отнеслись к нововведению, но её коллеги-секретари часто просили закрасить им ошибки. Поняв, что это дело может быть прибыльным, в 1956 году Бетт начала изготавливать и продавать собственную жидкость-корректор под названием «Mistake Out» (Прочь ошибки).

 Белая смесь расходилась на ура во всех конторах. Спрос на нее рос с такой скоростью, что Бетти стало уже не под силу изготовлять mistake out в нужных объемах.

    "Надо подписать контракт о производстве mistake out с какой-нибудь крупной фирмой, например IBM",- наивно решила она и действительно обратилась прямо в IBM. Там посмеялись не только над продуктом, но и над самой идеей Бетти. Изобретательнице ничего не оставалось, как положиться на собственные силы. Она понимала, что напала на золотую жилу, и не собиралась так просто оставлять ее. Бетти решила открыть собственное "исправительное заведение" - фирму по изготовлению замазки. Для начала, правда, она получила патент на эту смесь, остроумно переименовав ее в Liquid Paper ("жидкая бумага"). С первых же дней существования фирма стала процветать. Заказы сыпались со всех сторон. Так из простой секретарши Бетти Грэм стала главой собственного производства.

 

К 1975 году в фирме трудятся 200 человек, она выходит на международный рынок, темпы производства вырастают до 500 пузырьков в минуту. Думается, через какое-то время жидкая бумага окажется и вовсе невостребованной. Вслед за бумагой обычной, которую заменит электронная. Пока же фирма Paper Mate продаёт этот пузырёк за $1,4. В течение этого года 25 миллионов бутылок жидкой бумаги отправляются к получателям в 31 стране мира. Чистый доход компании достигает $1,5 миллионов, а позже фирма начинает тратить миллион в год на одну только рекламу.

Всё в том же звёздном для «Жидкой бумаги» 1975 году отношения между Бетти и её вторым мужем Робертом, который присоединился к бизнесу после свадьбы в 1962 году, дали трещину, и супруги развелись. Госпожа Грэм вскоре понимает, что в корпорации никто не будет особо переживать из-за её отсутствия, покидает пост председателя правления, и это место занимает Роберт. Совет директоров тут же попытался изменить формулу вещества, чтобы уйти от лицензионных платежей, но Бетти пресекает эти выпады в суде — защищённые законом патенты и бренд по-прежнему принадлежат только ей.

Те самые лицензионные платежи Грэм использовала, чтобы создать два фонда, целью которых была поддержка женщин в бизнесе и искусствах.

После ухода в отставку предпринимательница увлеклась религией и благотворительностью.

К концу жизни она называла себя феминисткой, которая хочет свободы для себя лично и всех остальных.

Бетти Грэм умерла 12 мая 1980 года, в завещании разделив наследство между сыном и благотворительными организациями.

В год её смерти компания «Жидкая бумага» была продана корпорации Gillette за $47,5 миллиона, которая и по сей день производит изобретение секретарши.